Английская поэзия


ГлавнаяБиографииСтихи по темамСлучайное стихотворениеПереводчикиСсылки
Рейтинг поэтовРейтинг стихотворений

Robert Burns (Роберт Бёрнс)


Epistle To Robert Graham, Esq., Of Fintry On The Close Of The Disputed Election Between Sir James Johnstone And Captain Millier, For The Dumfries District Of Boroughs


FINTRY, my stay in worldly strife,
Friend o’ my Muse, friend o’ my life,
    Are ye as idle’s I am?
Come then, wi’ uncouth, kintra fleg,
O’er Pegasus I’ll fling my leg,
    And ye shall see me try him..

But where shall I go rin a ride,
That I may splatter nane beside?
    I wad na be uncivil:
In manhood’s various paths and ways
There’s aye some doytin’ body strays,
    And _I_ ride like the devil.

Thus I break off wi’ a’ my birr,
An’ down you dark deep alley spur,
    Where Theologies daunder:
Alas! curst wi’ eternal fogs,
And damned in everlasting bogs,
    As sure’s the creed I’ll blunder.

I’ll stain a band, or jaup a gown,
Or rin my reckless guilty crown
    Against the haly door.
Sair do I rue my luckless fate
When, as the muse an’ deil wad hae’t,
    I rade that road before.

Suppose I take a spurt, and mix
Amang the wilds o’ Politics,
    Electors and elected;
Where dogs at Court (sad sons of bitches!)
Septennially a madness touches,
    Till all the land’s infected.

All hail!  Drumlanrig’s haughty Grace,
Discarded remnant of a race
    Once godlike great in story;
Thy forbears’ virtues all contrasted,
The very name of Douglas blasted,
    Thine that inverted glory!

Hate, envy, oft the Douglas bore;
But thou hast superadded more,
    And sunk them in contempt;
Follies and crimes have stained the name,
But, Queensberry, thine the virgin claim-
    From all that’s good exempt!

I’ll sing the zeal Drumlanrig bears
Who left the all-important cares
    Of princes and their darlings;
And, bent on winning borough towns,
Came shaking hands wi’ wabster loons,
    And kissing barefit carlins.

Combustion thro’ our boroughs rode
Whistling his roaring pack abroad
    Of mad unmuzzled lions;
As Queensberry buff and blue unfurl’d,
And Westerha’ and Hopeton hurl’d
    To every Whig defiance.

But cautious Queensberry left the war,
Th’ unmanner’d dust might soil his star;
    Besides, he hated bleeding;
But left behind him heroes bright,
Heroes in Caesarean fight,
    Or Ciceronian pleading.

O! for a throat like huge Mons-Meg,
To muster o’er each ardent Whig
    Beneath Drumlanrig’s banner!
Heroes and heroines commix,
All in the field of politics,
    To win immortal honour.

M’Murdo and his lovely spouse,
(Th’ enamour’d laurels kiss her brows!)
    Led on the loves and graces:
She won each gaping burgess’ heart,
While he, all-conquering, play’d his part
    Among their wives and lasses.

Craigdarroch led a Iight-arm’d corps,
Tropes, metaphors and figures pour,
    Like Hecla streaming thunder:
Glenriddel, skill’d in rusty coins,
Blew up each Tory’s dark designs,
    And bared the treason under.

In either wing two champions fought,
Redoubted Staig, who set at nought
    The wildest savage Tory:
And Welsh, who ne’er yet flinch’d his ground,
High-waved his magnum-bonum round
    With Cyclopean fury.

Miller brought up th’ artillery ranks,
The many-pounders of the Banks,
    Resistless desolation!
While Maxwelton, that baron bold,
‘Mid Lawson’s port entrench’d his hold,
    And threaten’d worse damnation.

To these what Tory hosts oppos’d,
With theee what Tory warriors clos’d,
    Surpasses my descriving:
Squadrons extended long and large,
With furious speed rush to the charge,
    Like raving devils driving.

What verse can sing, what prose narrate,
The butcher deeds of bloody fate
    Amid this mighty tulzie!
Grim Horror girn’d-pale Terror roar’d,
As Murther at his thrapple shor’d,
    And Hell mix’d in the brulzie,

As Highland crags by thunder cleft,
When lightnings fire the stormy lift,
    Hurl down with crashing rattle;
As flames among a hundred woods;
As headlong foam a hundred floods;
    Such is the rage of battle!

The stubborn Tories dare to die;
As soon the rooted oaks would fly
    Before th’ approaching fellers:
The Whigs come on like Ocean’s roar,
When all his wintry billows pour
    Against the Buchan Bullers.

Lo, from the shades of Death’s deep night,
Departed Whigs enjoy the fight,
    And think on former daring:
The muffled murtherer of Charles
The Magna Charta flag unfurl;
    All deadly gules its bearing.

Nor wanting ghosts of Tory fame,
Bold Scrimgeour follows gallant Graham,
    Auld Covenanters shiver.
(Forgive, forgive, much-wrong’d Montrose!
Now death and hell engulf thy foes,
    Thou liv’st on high for ever!)

Still o’er the field the combat burns,
The Tories, Whigs, give way by turns;
    But Fate the word has spoken,
For woman’s wit and strength o’ man
Alas! can do but what they can!
    The Tory ranks are broken.

O that my een were flowing burns!
My voice a lioness that mourns
    Her darling cubs’ undoing;
That I might greet, that I might cry,
While Tories fall, while Tories fly,
    And furious Whigs pursuing!

What Whig but melts for good Sir James?
Dear to his country by the names
    Friend, patron, benefactor!
Not Pulteney’s wealth can Pulteney save!
And Hopeton falls, the generous brave!
    And Stewart, bold as Hector!

Thou, Pitt, shalt rue this overthrow;
And Thurlow growl a curse of woe;
    And Melville melt in wailing!
How Fox and Sheridan rejoice!
And Burke shall sing, ‘O Prince, arise,
    Thy power is all-prevailing!’

For your poor friend, the Bard, afar
He only hears and sees the war,
    A cool spectator purely!
So, when the storm the forest rends,
The robin in the hedge descends,
    And sober chirps securely.

Now for my friends’ and brethren’s sakes,
And for my dear-loved Land o’ Cakes,
    I pray with holy fire-
Lord send a rough-shod troop o’ hell
Owre a’ wad Scotland buy or sell,
    To grind them in the mire!



Перевод на русский язык

Послание Роберту Грэхему из Финтри, эсквайру по окончании тяжбы между сэром Джеймсом Джонстоном и капитаном Миллером в связи с результатами окружных парламентских выборов в Дамфризе


О, друг мой в жизненной борьбе
И в стихотворной ворожбе,
	Свободен ли, как я, ты?
Готовы я и мой Пегас,
Готовы двинуть хоть сейчас
	За горы-перекаты.

Хоть я – из диких лихачей,
Но править нужно половчей:
	Народец, как обычно,
Ползёт себе, не торопясь,
И мне валить прохожих в грязь,
	Конечно, неприлично.

Я оглянуться не успел,
В аллею тёмную влетел,
	Где прячется Теолог.
Гляжу – болота по краям,
Гляжу – повсюду, здесь и там,
	Туман висит, как полог.

И весь я в жиже, хоть завой.
Мотаю глупой головой
	Перед святым порогом.
Да будь я проклят, если впредь
Опять надумаю переть
	По этаким дорогам!

Представь, мой друг, что здесь не грязь,
А политическая мразь, 
	Где каждый пёс придворный
Теряет разум раз в семь лет
И весь готов обрызгать свет
	Своей слюной тлетворной.

Драмла́нриг, вы? Ваш дивный род
Богоподобен был1, но вот
	Явились вы, милейший,
И память Дугласа, увы,
Жестоко оскорбили вы,
	Наследничек новейший!

Его терзали меч и нож,
Но ваша гибельная ложь
	Сугубит муку эту.
Но вы хотя бы в том честны,
Что и намёка белизны
	В деяньях ваших нету. 

Оставя принцев, их метресс,
Вы суетитесь, точно бес,
	И в городишках многих
С ткачами видывали вас,
И целовали вы не раз
	Старушек босоногих.

А в городишке – кутерьма,
И – словно львы сошли с ума –
	Политики грызутся:
Драмланриг – жёлто-голубой2, 
А Джонстон, Хоптон, – двое в бой
	На Вига вскачь несутся.

Но прочь Драмланриг улизнул,
Поскольку вовремя смекнул,
	Что кровь вот-вот прольётся.
А жаль: в нём умер Цицерон,
В нём Юлий Цезарь погребён
	И слава полководца.

Монс-Мег бы грохнула3  – и вмиг
Пришёл бы каждый пылкий Виг
	Под вигские знамёна.
Сих леди, джентльменов сих
Любой бы (ежели не псих)
	Запомнил поимённо.

Макмáрдо с жёнушкой своей4  
Людей ловили, ей-же-ей,
	Как рябчиков и ржанок.
Жена звала в торийский стан,
Звала-манила горожан,
	Макмардо – горожанок.

Крейгдэррок недруга ругал,
Что Гекла, рифмы изрыгал5,  
	Метафор вереницы.
Гленридделл, страстный нумизмат,
Торийских выводил ребят
	На чистую водицу.

И Стейг орал, и задирал,
И бесконечно презирал
	Торийского холопа.
Уэлш, грозя ему бедой,
Пошёл на бой, балда-балдой,
	Похожий на циклопа.

Ударил Миллер-финансист.
Казалось, Виг-артиллерист
	Разрушил все преграды.
А храбрый Максвельтон, барон,
Суля противникам урон,
	Орал: «Держитесь, гады!»

Но Тори выставили рать,
Не стали тори ожидать
	Обещанную взбучку.
Но Тори крикнули: «Ага!»
И понеслися на врага,
	Как дьяволы – на случку.

Стихи рыдают, проза – тож:
Убийство там острило нож
	Для подвигов мясницких.
Там Ужас бледный завывал,
Там Страх победный не скрывал
	Намерений бандитских.

Когда от молний и от гроз
Гранитный колется утёс,
	Тогда его сверженье
Сопровождает страшный треск,
Гигантский океанский всплеск,
	Кипящий, как сраженье!

Cтояли Тори, как дубы,
Что под ударами судьбы
	Умрут, но не сдадутся,
Но Виги  шли такой волной
Что море, в страхе крикнув: «Ой!»
	Уменьшилось до блюдца.

А Виги прошлого на бой
Глазели радостной толпой,
	Гордясь былою славой.
Убийцы Карла в оны дни6, 
Великой Хартии они
	Взметнули флаг кровавый7. 

Вот Грэхем, Тори и храбрец,
Вот – рядом – Скригмур-молодец,
	Вот Ковенантер – в страхе8. 
(Монтроз, доныне жив ты9,  – но
Лежат враги твои, давно
	Забытые во прахе).

Всё злей сраженье здесь кипит.
Но кто в сраженье победит? –
	И вот Судьбы решенье.
Рекла, всесильная, она:
«Победа Вигам суждена,
	А Тори – пораженье!»

О Тори! Плакал я о них, 
Как львица плачет о своих
	Детёнышах убитых.
А Виги нагнетали страх, 
И Тори падали во прах
	В полях, ветрам открытых.

Хоть, благодетель и патрон,
Сэр Джеймс нанёс большой урон
	Тому, кто против Тори,
Но Па́лтни деньги не спасли,
Склонился Хо́птон до земли
	И Стю́арт-Ге́ктор10  – в горе!

Скорбят сегодня Ме́лвилл, Питт,
И Тéрлоу тоской убит11. 
	У Фокса с Шерида́ном –
Триумф12, и Берк, что было сил,
Воскликнет: «Принц, ты победил
	В боренье неустанном!»13 

Я – «Робин», милые друзья,
То бишь, «малиновкою» я
	Зовусь в краях шотландских.
Привычно «робину» и мне
Чирикать где-то в стороне
	Вдали от битв гигантских.

Люблю друзей, люблю страну,
И я врагов её кляну
	Нахальных и корыстных.
Желал бы, дамы, господа,
Загнать в болото навсегда
	Поганцев ненавистных!

© Перевод Евг. Фельдмана
30.10.-2.11.2000
7-8.11.2000
5.07.2005 (комментарии)
22.03.2016 (редакция 14-ой строфы)
Все переводы Евгения Фельдмана

Комментарии

1. Драмланриг… Ваш дивный род / Богоподобен был… – Роберт Бернс обращается к Уильяму Драмла́нригу, герцогу Куинзберри́йскому, потомку Джеймса Ду́гласа, 2-го графа Ду́гласа (1358?-1388), лидера шотландцев, восставших против англичан в конце XIV века. Граф Ду́глас воспет в знаменитой шотландской балладе «Битва при Оттенбурге». Погиб в этой битве в августе 1388 г. Законных наследников не оставил. Основатель династии Ду́гласов из Драмла́нрига – его незаконнорожденный сын Уильям. – Примечание переводчика.

2. Драмланриг – жёлто-голубой. – т.е., Драмланриг – представитель партии вигов. – Примечание переводчика.

3. Монс-Мег бы грохнула… – Монс-Мег – древняя пушка; находится в Эдинбургском замке. – Примечание переводчика.

4. Макма́рдо – казначей Уильяма Драмланрига, герцога Куинзберрийского. См. стихотворение Бернса «Мистеру Макма́рдо». – Примечание переводчика.

5. Гекла – действующий вулкан в Исландии. Находится на юго-западе страны. Современникам Бернса – старшему поколению – было памятно извержение 1766 г., одно из самых разрушительных за минувшие полтысячелетия. – Примечание переводчика.

6. Убийцы Карла в оны дни… – Карл I Стюарт (1600-1649) был казнён в ходе Английской революции 17 века, во главе которой выступили новое дворянство и буржуазия. С 1649 по 1660 гг. монархия в Англии была упразднена. – Примечание переводчика.

7. Великой Хартии они / Взметнули флаг кровавый. – Имеется я виду Великая Хар¬тия Вольностей. Подписана в июне 1215 г. королём Иоанном Безземельным. Защищала лично свободных людей, – но прежде всего феодальную аристократию, – от грубого произвола королевской власти. – Примечание переводчика.

8. Вот Ковенантер – в страхе. – Ковенантер – сторонник религиозной Реформа¬ции в Шотландии в 16-17 вв. (Англ. слово ‘covenant’ означает «соглашение»). – Примечание переводчика.

9. Монтро́з, доныне жив ты… – т.е., жив в памяти людей. Монтроз – Джеймс Грэхем, 5-ый граф и 1-ый маркиз Монтро́з (1612-1650) – шотландский полководец. Во время Английской революции сражался стороне короля; одержал ряд внушительных побед над войсками парламента. После разгрома королевских войск в битве при Нэ́зби (июнь 1645 г.) перебрался на континент, в Европу. Поддержанный королём-изгнанни-ком Карлом II, (сыном казнённого Карла I), вернулся в Шотландию (март 1650 г.) во главе небольшой армии численностью 1,200 человек, но потерпел поражение (конец апреля 1650 г.) и был повешен в Эдинбурге на базарной площади (май 1650 г.). Главный герой романа Вальтера Скотта «Легенда о Монтро́зе».(1819 г.). – Примечание переводчика.

10. Гектор – один из главных героев «Илиады» Гомера. – Примечание переводчика.

11. Скорбят сегодня Ме́лвилл, Питт, / И Те́рлоу тоской убит. – Ме́лвилл – Генри Дáндас, 1-ый виконт Ме́лвилл (1742-1811) – политический деятель, родом из Шотландии. Близкий друг Уильяма Питта (cм. ниже). В 1791 г. – министр внутренних дел, с 1794 по 1801 гг. – военный министр. Питт – Уильям Питт Младший (1759-1806) – британский премьер-министр в 1783-1801 и 1804-1806 гг. Тéрлоу – Э́двард Те́рлоу (1731-1806) – лорд-канцлер Великобритании с 1778 по 1792 гг. (с перерывом с мая по ноябрь 1783 г.). Ярый сторонник короля Георга III, который славился твердолобым консерватизмом. – Примечание переводчика.

12. У Фокса с Шерида́ном – / Триумф… – Фокс – Чарльз Джеймс Фокс (1749-1806) – английский политик и государственный деятель; убеждённый виг. Шерида́н – Ри́чард Бри́нсли Шеридан (1751-1816) – выдающийся английский драматург, автор знаменитой комедии «Школа злословия» (1777). Член парламента с 1780 г. Блестящий оратор, выступал с Фоксом против войны с американскими колониями. Близкий друг и советник принца Уэльского, будущего короля Георга IV (см.ниже). – Примечание переводчика.

13. … и Берк, что было сил, / Воскликнет: «Принц, ты победил / В боренье неустанном!» – Берк – Эдмунд Берк (1729-1797) – английский государственный деятель, оратор и философ. Член парламента от партии вигов с 1766 г. Поборник прав человека; выступал за примирение с американскими колониями, предал гласности преступления британской колониальной администрации в Индии. В 1790 г. опубликовал книгу «Размышления о революции во Франции», в которой трактовал события во Франции с резко консервативных позиций. Принц – Георг Август Фредерик (1762-1830), принц Уэльский, старший сын короля Георга III и королевы Шарлотты. С 1820 г. – английский король Георг IV. – Примечание переводчика.


Robert Burns's other poems:
  1. Verses to a Young Lady, Miss Graham of Fintry, with a Present of Songs
  2. Extempore To Mr. Syme, On Refusing To Dine With Him, After Having Been Promised The First Of Company, And The First Of Cookery
  3. On Maria
  4. Epitaph on a Noisy Polemic
  5. Raving Winds Around Her Blowing


Распечатать стихотворение. Poem to print Распечатать стихотворение (Poem to print)

Количество обращений к стихотворению: 790



Последние стихотворения

Поддержать сайт

To English version


Рейтинг@Mail.ru

Английская поэзия. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru