Английская поэзия


ГлавнаяБиографииСтихи по темамСлучайное стихотворениеПереводчикиСсылкиАнтологии
Рейтинг поэтовРейтинг стихотворений

John Gay (Джон Гей)


Newgate’s Garland: Being a New Ballad



Shewing how Mr. Jonathan Wild’s Throat was cut from Ear to Ear 
with a Penknife, by Mr. Blake, alias Blueskin, the bold Highwayman, 
as he stood at his Tryal in the Old--Bailey. 1725.

Ye Gallants of Newgate, whose Fingers are nice, 
In diving in Pockets, or cogging of Dice. 
Ye Sharpers so rich, who can buy off the Noose, 
Ye honester poor Rogues, who die in your Shoes, 
         Attend and draw near, 
         Good News ye shall hear, 
How Jonathan’s Throat was cut from Ear to Ear; 
How Blueskin’s sharp Penknife hath set you at Ease, 
And every Man round me may rob, if he please,

When to the Old-Bailey this Blueskin was led, 
He held up his Hand, his Indictment was read, 
Loud rattled his Chains, near him Jonathan stood, 
For full Forty Pounds was the Price of his Blood. 
         Then hopeless of Life, 
         He drew his Penknife, 
And made a sad Widow of Jonathan’s Wife. 
But Forty Pounds paid her, her Grief shall appease, 
And every Man round me may rob, if he please.

Some say there are Courtiers of highest Renown, 
Who steal the King’s Gold, and leave him but a Crown; 
Some say there are Peers, and some Parliament Men, 
Who meet once a Year to rob Courtiers agen: 
         Let them all take their Swing, 
         To pillage the King, 
And get a Blue Ribbon instead of a String. 
Now Blueskin’s sharp Penknife hath set you at Ease, 
And every Man round me may rob, if he please.

Knaves of old, to hide Guilt by their cunning Inventions, 
Call’d Briberies Grants, and plain Robberies Pensions; 
Physicians and Lawyers (who take their Degrees 
To be Learned Rogues) call’d their Pilfering, Fees; 
         Since this happy Day, 
         Now ev’ry Man may 
Rob (as safe as in Office) upon the Highway. 
For Blueskin’s sharp Penknife hath set you at Ease, 
And every Man round me may rob, if he please.

Some cheat in the Customs, some rob the Excise, 
But he who robs both is esteemed most wise. 
Church-Wardens, too prudent to hazard the Halter, 
As yet only venture to steal from the Altar: 
         But now to get Gold, 
         They may be more bold, 
And rob on the Highway, since Jonathan’s cold. 
For Blueskin’s sharp Penknife hath set you at Ease, 
And every man round me may rob, if he please.

Some by publick Revenues, which pass’d through their Hands, 
Have purchas’d clean Houses, and bought dirty Lands, 
Some to steal from a Charity think it no Sin, 
Which, at Home (says the Proverb) does always begin; 
         But, if ever you be 
         Assign’d a Trustee, 
Treat not Orphans like Masters of the Chancery. 
But take the Highway, and more honestly seise, 
For every Man round me may rob, if he please.]

What a Pother has here been with Wood and his Brass, 
Who would modestly make a few Half--pennies pass! 
The Patent is good, and the Precedent’s old. 
For Diomede changed his Copper for Gold: 
         But if Ireland despise 
         Thy new Half-pennies, 
With more Safety to rob on the Road I advise. 
For Blueskin’s sharp Penknife hath set thee at Ease, 
And every Man round me may rob, if he please.



Перевод на русский язык

Честь и краса Ньюгейта. Новая баллада



ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА


Уважаемые читатели и коллеги!

Предлагаю Вашему вниманию свой перевод баллады «Честь и краса Ньюгейта».

В качестве автора указан Джон Гей (1685-1732), однако, мог бы быть указан и Джонатан Свифт (1667-1745).

Почему?

Занимаясь творчеством Джона Гея, я неоднократно сталкивался с тем, что некоторые произведения, где проставлены его имя и фамилия, приписываются не только Джонатану Свифту, но также Александру Поупу (1688-1744), а иногда и всем троим.

В чём же дело?

Известно, что все они входили в «Клуб Мартина Писаки» (или «Клуб Мартина Скриблеруса»), просуществовавший с 1713 по 1718 гг.

Джон Гей был секретарём клуба.

Также членами клуба были Джон Арбетнот (1667-1735, создатель знаменитого образа Джона Булля), Томас Парнелл (1679-1718) и виконт Болингброк (1678-1751).

Созвездие талантов, друзей и единомышленников, каждый из которых, как мне видится, щедро делился своим даром с окружающими, не слишком заботясь об авторских правах.

В этой связи позволю себе особо не задумываться над проблемой авторства: для меня, русского поэта-переводчика, достаточно и того, что я эту проблему увидел и обозначил.

До меня примерно с таком положении оказался Юрий Давидович Левин (1920-2006). Переведя стихотворение Свифта «Слон, или Член парламента», Левин, автор примечаний, отметил:

«Написано предположительно в 1722 г. Впервые опубликовано в 1727 г. в сборнике произведений Свифта и Поупа. Принадлежность стихотворения Свифту окончательно не доказана».1

Принадлежность не доказана, но в книгу Свифта стихотворение включено.

Я поступаю таким же образом.


О ТОМ, КАК МИСТЕР ДЖОЗЕФ БЛЕЙК, 
ХРАБРЫЙ РАЗБОЙНИК ПО ПРОЗВИЩУ СИНЯК,2 
ВЫХВАТИВ ПЕРОЧИННЫЙ НОЖ, 
ПЕРЕРЕЗАЛ ГОРЛО МИСТЕРУ ДЖОНАТАНУ УАЙЛЬДУ 
ОТ УХА ДО УХА 
ПРЯМО В ЗАЛЕ СУДА ОЛД-БЕЙЛИ 
В НОЯБРЕ 1725 ГОДА.

Герои Ньюгейта, его постояльцы,
Чьи руки – не крюки, чьи пальцы – хватальцы, 
Вы слышали новость? Стрезва, а не спьяна
Порезал Синяк самого Джонатана!3  
	От уха до уха!
	Там – тьма и проруха,
Но светит вам тут мировая житуха:
Синяк полоснул – Джонатан сковырнулся.
Воруйте, братва: кто ушёл – не вернулся! 

В Олд-Бейли4 Синяк был притащен, и дале
Ему обвиненье в суде зачитали.
Увы, Джонатан там маячил, как морок,
И фунтов ему заплатили аж сорок.
	Ну как тут не злиться?
	Наш друг синелицый
Жену Джонатанову сделал вдовицей.
Что муж заработал, вдове остаётся.
Воруйте, кто рядом со мною толчётся!

У нас говорят, что вельможные твари,
Одну лишь корону отдав государю,
Забрали казну, и такие же лица
Пытаются вынудить их поделиться.
	Пускай они, ловки,
	Таскают обновки,
Парадные ленты заместо верёвки,
Синяк полоснул – Джонатан сковырнулся.
Воруйте, братва: кто ушёл – не вернулся!

Старинные воры скрывали таланты,
И взяткам замену придумали –  «гранты».
И врач с адвокатом с таким же их даром
Добычу свою нарекли «гонораром».
	К чему повсеместный
	Сей мусор словесный?
Большая дорога – их выбор чудесный!
Синяк полоснул – Джонатан сковырнулся.
Воруйте, братва: кто ушёл – не вернулся!

Таможня – ворует, акциз наш – в поборах
(Умнейший ворует в обеих конторах!).
Служители церкви весьма осторожны,
И лишь с алтаря волокут, что возможно.
	Кто прежде был в силе,
	Сегодня в могиле.
Займёте ль, попы, его место вы? Или?
Синяк полоснул – Джонатан сковырнулся.
Воруйте, братва: кто ушёл – не вернулся!

Зайдём в департамент налогов и сборов.
Борзой, непотребный чиновничий норов.
Вот деньги, что жертвует люд милосердно,
Чиновник их тоже ворует усердно.
	Сирот опекая
	(Есть должность такая),
Живи, одному лишь себе потакая.
А лучше иди на большую дорогу:
Ведь это намного честнее, ей-богу!

А шум здесь какой из-за меди и Вуда!5
Он кучку б полпенни сработал нехудо,
Вторым Диомедом бы стал, что когда-то
Сменял свою медь на чистейшее злато.
	Но если полпенни
	Ирландцев терпенье
Взорвут и в Ирландии вспыхнут волненья,
То лучше иди на большую дорогу:
Ведь это стократ безопасней, ей-богу!6

© Перевод Евг. Фельдмана
1-3.01.2020
4-7.01.2020 (комментарии)
6-9.07.2020 и 21.07.2021(дополнительные комментарии и 
предуведомление)
Все переводы Евгения Фельдмана

Комментарии

1 См.: Джонатан Свифт. Памфлеты. Государственное издательство художественной литературы. Москва. 1955. – 336 с. – С. 252-253, 324.


2 - «О том, как мистер Джозеф Блейк, храбрый разбойник по прозвищу Синяк…» – Джозеф Блейк (крещён 31 октября 1700 г., казнён через повешение 11 ноября 1724 г.). Родился в Лондоне. В приходской школе подружился с Уильямом Блу́иттом, который примерно в 1714 г. познакомил его с Джонатаном Уайльдом (о нём см. ниже). Бросил школу и стал профессиональным вором. Прославился покушением на жизнь Уайльда, описываемом в данной балладе.

Джозеф Блейк – один из героев романа Генри Фильдинга «История жизни покойного Джонатана Уайльда Великого».

(Хочу попутно оговорить, что «Фильдинг» и «Уайльд» предпочитаю писать через мягкий знак, потому что в ином варианте, как говорится, «в ухо не влезает», потому что и собственная фамилия, «Фельдман», – через мягкий знак).

В романе впервые появляется в Книге третьей, главе XVI, где в самом начале сказано: «В шайке был человек по фамилии Блускин…».

Перевод, принадлежащий перу Надежды Давыдовны Вольпин (1900-1998) неверен, на что в комментариях к нему указывает Владимир Александрович Харитонов (1940-2010), «Имя и фамилия этого негодяя – Джозеф Блейк; Блускин – прозвище, означающее: синюшный». См.: http://lib.ru/INOOLD/FILDING/fielding2_2.txt.

В оригинале прозвище Джозефа Блейка выглядит так – “Blueskin”. Ни один из имею-щихся в моём распоряжении словарей, будь то «Большой англо-русский словарь в двух томах» под общим руководством И. Р. Гальперина (на бумажной основе), будь то любой другой словарь, размещённый в Интернете, значения этого слова не дают. Выражение “blue skin” в словарях также не зафиксировано. Н. Д. Вольпин переводить прозвище, которое она сочла за фамилию, не стала. Она лишь транслитерировала прозвище, сочтя задачу выполненной. В. А. Харитонов всё же попытался перевести и предложил свою версию – «синюшный». Но это всего лишь версия, порождённая фантазией переводчика и комментатора, потому что по-английски «синюшный» – “cyanotic”.

Сами англичане по поводу прозвища разбойника и героя романа не имеют твёрдого мнения:

«Происхождение этой клички неясно: возможно, оно объясняется смуглым цветом лица, возможно, избытком волос на лице, возможно, на его лице было родимое пятно цвета портвейна, и даже, быть может, “Блу́скин” представляло собой каламбурную ссылку на фамилию его друга Блу́итта».

(“The origin of his sobriquet is uncertain: it could be due to his swarthy complexion, but possibly also to excessive facial hair, a port-wine birthmark, or perhaps a punning reference to his fri¬end Blewitt.”).

Поясняю, как «работает» каламбур.

От фамилии “Blewitt” берётся 1-й слог “Ble”, который произносится точно так же, как прилагательное “blue” (“синий»). К нему присоединяется существительное “skin” («шкура», «кожа», «оболочка»). Отсюда – двойное толкование: «тот, у кого синяя кожа», «тот, кто очутился в шкуре Блуитта»).

Переводя балладу, я внимательно изучил наработки своих предшественников, и, взвесив все за и против, решил перевести “Blueskin” не «Блу́скин», а «Синяк»: по-русски абсолютно понятно, от оригинала не слишком далеко, и на воровскую кличку похоже куда больше, чем «синюшный» вариант В. А. Харитонова.


3 - Позволю себе процитировать отрывок из чудесного комментария В. А. Харитонова, уточнив лишь даты: Джонатан Уайльд крещён 6 мая 1683 г. и повешен 24 мая 1725 г.

«Джонатан Уайлд – реальное лицо. Укрыватель краденого и организатор преступной шайки, он был повешен в 1725 г. Даже видавший виды суд был потрясён размахом его злодеяний. При этом долгое время Уайлд оказывал услуги сыску, выдавая своих проштрафившихся товарищей в руки правосудия. Его контора (кстати, неподалеку от суда Олд-Бейли), призванная отыскивать и возвращать владельцам похищенные вещи, действовала открыто (и, разумеется, успешно) и даже публиковала в газете свои сообщения. Власть над своими головорезами и попустительство официальных властей вскружили ему голову, он потерял осторожность и угодил под действие закона, каравшего получение денег или иного вознаграждения за помощь в отыскании похищенного. На беду, один из выданных им бандитов, Джозеф Блейк (Синюшный), ранив его на суде, где Уайлд выступал против него свидетелем, впервые раскрыл судьям глаза на этого «джентльмена». Казнь Уайлда, собравшая огромную толпу народа, породила целую литературу о нём». (См.: В. Харитонов. Разный Филдинг. Генри Филдинг. Избранные сочинения. М., «Художественная литература», 1989 г. Избранные сочинения.). См.: https://royallib.com/book/haritonov_v/razniy_filding.html


4 - Олд-Бейли – центральный уголовный суд; расположен в центре Лондона.


5 - Уильям Вуд (1671-1730) – производитель железных изделий, торговец скобяным товаром, чеканщик монет. Получил контракт на изготовление медных полупенсовиков для Ирландии (1722-1724 гг.), что вызвало резкие протесты по всей стране: в Ирландии боялись, что медная мелочь вызовет отток золотых и серебряных монет.

Первым выступил против англиканский архиепископ Дублина Уильям Кинг (июль 1722 г.).

В сентябре 1723 г. ирландский парламент направил королю Георгу I петицию протеста. В 1724-1725 гг. Джонатан Свифт выступил с серией из семи памфлетов «Письма суконщика», содействовавших тому, что народные протесты переросли в общенациональный бойкот британской монеты.


6 - Стихотворение также переводил Даниил Мусеевич Клугер. В переводе Д.М. Клугера – «Ньюгейтский венок». См.: http://www.vekperevoda.com/1950/kluger.htm и https://dkluger.livejournal.com/354724.html. Переведены 5 строф из 7. Отсутствуют последние две строфы. Возможно, Д.М. Клугер пользовался вот этим изданием – https://archive.org/details/poeticalworksjo01gaygoog/page/n192



John Gay's other poems:
  1. ГаданиеPrediction
  2. An Elegy on a Lap-dog
  3. To a Young Lady, with Some Lampreys
  4. A Ballad
  5. The Quidnunckis


Распечатать стихотворение. Poem to print Распечатать (Print)

Количество обращений к стихотворению: 1204


Последние стихотворения


To English version


Рейтинг@Mail.ru

Английская поэзия. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru