Английская поэзия


ГлавнаяБиографииСтихи по темамСлучайное стихотворениеПереводчикиСсылкиАнтологии
Рейтинг поэтовРейтинг стихотворений

Роберт Бернс (Robert Burns)


Обращение мисс Фонтенелль к зрителям в её бенефис 4 декабря 1793 года в театре Дамфриза


	Всегда желая выступить отлично
(И в бенефис не меньше, чем обычно),
Я выступить решила перед вами
С Прологом, с Эпилогом. – За стихами
Пришла я к небожителю, к поэту.
«Прекраснее поэта в мире нету!
О вас я, сударь, слышала так много…
Прошу вас – для Пролога, Эпилога…».
А он – в ответ: «Вы шутками известны,
Но времена для шуток – неуместны.
А вы, о мисс (хотя, боюсь, едва ли),
Чувствительные слёзы проливали?
Хотя бы раз за время представленья
Вы пробудить сумели Сожаленье?
Играли ль Мщенье с дымной головешкой,
Что буре говорит со злой усмешкой:
«Над грешною землёй неси меня, не мешкай!»»
	Не вытерпев, я возмутилась: «Боже!
С моим лицом – такие корчить рожи!
Вам нравится описывать страданья?
Что ж, это – дело вкуса. До свиданья!»
	Уверена и утверждаю ныне:
Понятью «Бедность» родственно «Унынье»,
И пребываю в твёрдом убежденье:
Чем громче смех, тем ярче наслажденье!
	Кто тащится по жизни, чуть не плача,
Того повсюду встретит Неудача.
Заставь за пять сработать три гинеи,
С ума сойдёшь от этой ахинеи.
Скажи себе: «Я носа не повесил:
Пускай я беден, но зато я весел!»
	А ты, о жертва ветреной кокетки,
С петлёй на шее выбираешь ветки,
Когда в самоубийственном соблазне
Спасения от муки ищешь в казни
Или, не в силах вынести кручину,
Готов с утёса ринуться в пучину.
Что делать? Над кокеткой посмеяться
И – даже над собою, может статься,
И полюбить другую, подобрее,
И позабыть историю скорее,
Усвоив тон совсем иной игры:
Мы веселы и, значит, мы – мудры! 

1793

© Перевод Евг. Фельдмана
17-23.10.2000
Все переводы Евгения Фельдмана

Примечание

Луиза Фонтенелль (1773-1799) – актриса, которая была весьма популярна в Шотландии в эпоху Бернса. Актёрскую карьеру начала на сцене театра Ковент-Гарден, где впервые выступила 6 ноября 1788 г. Первое выступление в Шотландии – в Королевском театре Эдинбурга 17 октября 1789 г. Три летних сезона 1790-го, 1791-го и 1792 гг. проработала в театре «Хе́ймаркет» в Лондоне. Зимой 1792 г. играла в труппе Джорджа Сазерленда в Дамфризе.

Бернс высоко ценил искусство Луизы Фонтенелль. В конце ноября 1792 г., отправляя ей письмо с прологом «Права Женщины», который он сочинил для бенефиса мисс Фонтенелль, Бернс писал:

«В мире, столь дурном, как наш, те, кто хоть чуточку прибавляет нам радости, несомненно, являются нашими благодетелями. Вам, Сударыня, выступающей на наших скромных дамфризских подмостках, я обязан за наслаждение больше, чем куда более известным Театрам, где я бывал ранее. Ваши женские чары вызвали бы аплодисменты даже самой посредственной Актрисе, а ваши театральные таланты обеспечили бы восхищение даже Актрисе с самой плоской фигурой».

Мисс Фонтенелль вышла замуж за Джона Брауна Уильямсона (ум. в 1802 г.), актёра, с которым Бернс был знаком и который был управляющим театра в Дамфризе. В 1792 г. супруги эмигрировали в Америку. Играли в Бостоне и Нью Йорке в качестве членов актёрской гильдии Чарльстона, штат Северная Каролина. Луиза Фонтенелль умерла от жёлтой лихорадки 30 октября 1799 г. в возрасте 26 лет. – Примечание переводчика.



Текст оригинала на английском языке

Address, Spoken by Miss Fontenelle, on Her Benefit-night, December 4, 1793, at the Theatre, Dumfries


STILL anxious to secure your partial favour,
And not less anxious, sure, this night, than ever,
A Prologue, Epilogue, or some such matter,
‘Twould vamp my bill, said I, if nothing better;
So sought a Poet, roosted near the skies,
Told him I came to feast my curious eyes;
Said nothing like his works was ever printed;
And last, my Prologue-business slily hinted.
‘Ma’am, let me tell you,’ quoth my man of rhymes,
‘I know your bent-these are no laughing times:
Can you-but, Miss, I own I have my fears-
Dissolve in pause, and sentimental tears?
With laden sighs, and solemn-rounded sentence,
Rouse from his sluggish slumbers fell Repentance,
Paint Vengeance as he takes his horrid stand,
Waving on high the desolating brand,
Calling the storms to bear him o’er a guilty land?’
  I could no more-askance the creature eyeing,
D’ye think, said I, this face was made for crying?
I’ll laugh, that’s poz-nay, more, the world shall know it;
And so, your servant! gloomy Master Poet!
  Firm as my creed, Sire, ‘tis my fix’d belief,
That Misery’s another word for Grief;
I also think-so may I be a bride!
That so much laughter, so much life enjoy’d.
  Thou man of crazy care and ceaseless sigh,
Still under bleak Misfortune’s blasting eye;
Doom’d to that sorest task of man alive-
To make three guineas do the work of five:
Laugh in Misfortune’s face- the beldam witch!
Say you’ll be merry, the’ you can’t be rich.
  Thou other man of care, the wretch in love,
Who long with jiltish arts and airs hast strove;
Who, as the boughs all temptingly project,
Measur’st in desperate thought-a rope-thy neck-
Or, where the beetling cliff o’erhangs the deep,
Peerest to meditate the healing leap:
Would’st thou be cur’d, thou silly, moping elf?
Laugh at her follies-laugh e’en at thyself:
Learn to despise those frowns now so terrific,
And love a kinder: that’s your grand specific.
  To sum up all, be merry, I advise;
And as we’re merry, may we still be wise.

1793

Другие стихотворения поэта:
  1. The Banks of Nith (THE THAMES flows proudly to the sea)
  2. The Flowery Banks of Cree
  3. Farewell to Ballochmyle
  4. Gala Water
  5. The Rantin’ Dog the Daddie O’t


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение

Количество обращений к стихотворению: 2103


Последние стихотворения


To English version


Рейтинг@Mail.ru

Английская поэзия. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru