Перси Биши Шелли (Percy Bysshe Shelley)




Текст оригинала на английском языке

The Cloud


I bring fresh showers for the thirsting flowers,
          From the seas and the streams;
I bear light shade for the leaves when laid
          In their noonday dreams.
From my wings are shaken the dews that waken
          The sweet buds every one,
When rocked to rest on their mother's breast,
          As she dances about the sun.
I wield the flail of the lashing hail,
          And whiten the green plains under,
And then again I dissolve it in rain,
          And laugh as I pass in thunder.

I sift the snow on the mountains below,
          And their great pines groan aghast;
And all the night 'tis my pillow white,
          While I sleep in the arms of the blast.
Sublime on the towers of my skiey bowers,
          Lightning, my pilot, sits;
In a cavern under is fettered the thunder,
          It struggles and howls at fits;
Over earth and ocean, with gentle motion,
          This pilot is guiding me,
Lured by the love of the genii that move
          In the depths of the purple sea;
Over the rills, and the crags, and the hills,
          Over the lakes and the plains,
Wherever he dream, under mountain or stream,
          The Spirit he loves remains;
And I all the while bask in Heaven's blue smile,
          Whilst he is dissolving in rains.

The sanguine Sunrise, with his meteor eyes,
          And his burning plumes outspread,
Leaps on the back of my sailing rack,
          When the morning star shines dead;
As on the jag of a mountain crag,
          Which an earthquake rocks and swings,
An eagle alit one moment may sit
          In the light of its golden wings.
And when Sunset may breathe, from the lit sea beneath,
          Its ardors of rest and of love,
And the crimson pall of eve may fall
          From the depth of Heaven above,
With wings folded I rest, on mine aery nest,
          As still as a brooding dove.

That orbed maiden with white fire laden,
          Whom mortals call the Moon,
Glides glimmering o'er my fleece-like floor,
          By the midnight breezes strewn;
And wherever the beat of her unseen feet,
          Which only the angels hear,
May have broken the woof of my tent's thin roof,
          The stars peep behind her and peer;
And I laugh to see them whirl and flee,
          Like a swarm of golden bees,
When I widen the rent in my wind-built tent,
          Till the calm rivers, lakes, and seas,
Like strips of the sky fallen through me on high,
          Are each paved with the moon and these.

I bind the Sun's throne with a burning zone,
          And the Moon's with a girdle of pearl;
The volcanoes are dim, and the stars reel and swim
          When the whirlwinds my banner unfurl.
From cape to cape, with a bridge-like shape,
          Over a torrent sea,
Sunbeam-proof, I hang like a roof,--
          The mountains its columns be.
The triumphal arch through which I march
          With hurricane, fire, and snow,
When the Powers of the air are chained to my chair,
          Is the million-colored bow;
The sphere-fire above its soft colors wove,
          While the moist Earth was laughing below.

I am the daughter of Earth and Water,
          And the nursling of the Sky;
I pass through the pores of the ocean and shores;
          I change, but I cannot die.
For after the rain when with never a stain
          The pavilion of Heaven is bare,
And the winds and sunbeams with their convex gleams
          Build up the blue dome of air,
I silently laugh at my own cenotaph,
          And out of the caverns of rain,
Like a child from the womb, like a ghost from the tomb,
          I arise and unbuild it again.


Русский перевод

Облако


 Прохладу дождей и с ручьев и с морей
      Я несу истомленным цветам,
 В удушливый день мимолетную тень
      Я даю задремавшим листам.
 Живую росу на крылах я несу,
      Пробуждаю ей почки от сна,
 Меж тем как легли они к груди земли,
      Пока пляшет вкруг солнца она.
 Бичующий град моей дланью подъят,
      Я под гром, как цепом, молочу,
 Белеет вокруг зеленеющий луг,
      Брызнет дождь, - и опять я молчу.

 В горах с высоты сею снег на хребты,
      И гигантские сосны дрожат;
 Всю ночь на снегах я покоюсь в мечтах
      И с грозой обнимаюсь, как брат.
 На башне моей, средь воздушных зыбей,
      Блещет молнии пламенный щит,
 И скованный гром ворчит пред дождем,
      То умолкнет, то вновь зарычит;
 Над гладью земной, над морской глубиной,
      Я плыву в нежном пурпуре дня,
 И молний полет все вперед и вперед
      Увлекает, как кормчий, меня;

 Над цепью холмов, над семьей ручейков,
      Над пространством озер и полей,
 Мой кормчий спешит, и спешит, и бежит,
      Разжигает порывы огней,
 Под небом родным улыбаюсь я с ним
      И внимаю потокам дождей.
 Кровавый восход, вырастая, плывет,
      Возродитель земли и воды,
 Горит его взор, как ночной метеор, -
      Гаснет свет предрассветной звезды;
 На спину ко мне он вспрыгнет весь в огне,
      И расширятся крылья его:
 На камни скалы так садятся орлы,
      Затаивши в груди торжество.
 А в час, как закат свой багряный наряд
      Простирает над сонною мглой,
 И в светлый туман разодет океан,
      И повсюду любовь и покой,
 Я крылья сверну и, как голубь, усну,
      Высоко, высоко над землей.

 В венце из огня нежит дева меня,
      Что у смертных зовется луной,
 Проходит она по извивам руна,
      Что взлелеяно влагой ночной;
 Чуть слышны шаги той незримой ноги,
      Только ангелам внятны они,
 От этих шагов сквозь раздвинутый кров
      Многозвездные смотрят огни;
 Я с ними горю, и смеюсь, и смотрю,
      Как они, точно пчелы, кишат,
 Вперяю в них взор, раздвигаю шатер,
      Золотистые роем спешат,
 Озера, моря, их лучами горя,
      Как обломки лазури лежат.

 Трон солнца свяжу и огнем окружу,
      И как жемчуг я вьюсь над луной:
 Вулканы дрожат, звезды гаснуть спешат,
      Увидавши мой стяг боевой,
 От мыса на мыс, то к высотам, то вниз,
      Над пучиной кипучих морей,
 Как мост протянусь и на горы опрусь,
      Как преграда для жгучих лучей.
 Сквозь радуги свод прохожу я вперед,
      С ураганом, со снегом, с огнем,
 То арка побед, что в изменчивый цвет
      Разукрашена пышно кругом,
 Лучи сплетены, горячи и нежны,
      И смеется земля под дождем.

 Из вод на земле я рождаюсь во мгле,
      Я кормилицей небо зову,
 Таюсь в берегах и в шумящих волнах,
      Изменяюсь, но вечно живу.
 И стихнет ли гром, и нигде ни пятном
      Не запятнан небесный шатер,
 И ветры скорей, вместе с роем лучей,
      Воздвигают лазурный собор, -
 Я молча смеюсь, в саркофаге таюсь,
      Поднимаюсь из пропасти бурь,
 Как призрак ночной, промелькну белизной
      И опять разрушаю лазурь.

Перевод Константина Дмитриевича Бальмонта


    I

Я влагой свежей морских побережий
   Кроплю цветы весной,
Даю прохладу полям и стаду
   В полдневный зной.
Крыла раскрою, прольюсь росою,
   И вот ростки взошли,
Поникшие сонно на влажное лоно
   Кружащейся в пляске Земли.
Я градом хлестну, как цепом по гумну,
   И лист побелеет, и колос.
Я теплым дождем рассыплюсь кругом,
   И смех мой - грома голос.

    II

Одену в снега на горах луга,
   Застонут кедры во мгле,
И в объятьях метели, как на белой постели,
   Я сплю на дикой скале.
А на башнях моих, на зубцах крепостных
   Мой кормчий, молния, ждет.
В подвале сыром воет скованный гром
   И рвется в синий свод.
Над сушей, над морем по звездам и зорям
   Мой кормчий правит наш бег,
Внемля в высях бездонных зовам дивов влюбленных,
   Насельников моря и рек.
Под водой, в небесах, на полях, в лесах
   Ночью звездной и солнечным днем,
В недрах гор, в глуби вод, мой видя полет,
   Дух, любимый им, грезит о нем
И слепит, как бегу я, грозя и ликуя,
   Расточаясь шумным дождем.

    III

Из-за дальних гор, кинув огненный взор,
   В красных перьях кровавый восход
Прыгнул, вытеснив тьму, на мою корму,
   Солнце поднял из дальних вод.
Так могучий орел кинет хмурый дол
   И взлетит, золотясь, как в огне,
На утес белоглавый, сотрясаемый лавой,
   Кипящей в земной глубине.
Если ж воды спят, если тихий закат
   Льет на мир любовь и покой,
Если, рдян и блестящ, алый вечера плащ
   Упал на берег морской,
Я в воздушном гнезде дремлю в высоте,
   Как голубь, укрытый листвой.

    IV

Дева с огненным ликом, в молчанье великом
   Надо мной восходит луна,
Льет лучей волшебство на шелк моего
   Размятенного ветром руна.
Пусть незрим ее шаг, синий гонит он мрак,
   Разрывает мой тонкий шатер,
И тотчас же в разрыв звезды, дух затаив,
   Любопытный кидают взор.
И гляжу я, смеясь, как теснятся, роясь,
   Миллионы огненных пчелок,
Раздвигаю мой кров, что сплетен из паров,
   Мой ветрами развеянный полог,
И тогда мне видна рек, озер глубина,
   Вся в звездах, как неба осколок.

    V

Лик луны я фатой обовью золотой,
   Алой ризой - солнечный трон.
Звезды меркнут, отпрянув, гаснут жерла вулканов,
   Если бурей стяг мой взметен.
Солнце скрою, над бездной морскою
   Перекину гигантский пролет
И концам на горы, не ища в них опоры,
   Лягу, чудом воздвигнутый свод.
Под сияюще-яркой триумфальною аркой
   Пролечу, словно шквал грозовой,
Приковав неземные силы зыбкой стихии
   К колеснице своей боевой.
Арка блещет, горит и трепещет,
   И ликует мир подо мной.

    VI

Я вздымаюсь из пор океана и гор,
   Жизнь дают мне земля и вода.
Постоянства не знаю, вечно облик меняю,
   Зато не умру никогда.
Ибо в час после бури, если солнце - в лазури,
   Если чист ее синий простор,
Если в небе согретом, создан ветром и светом,
   Возникает воздушный собор,
Я смеюсь, уходя из царства дождя,
   Я, как тень из могилы, встаю,
Как младенец из чрева, в мир являюсь без гнева
   И сметаю гробницу мою.

Перевод В. Левика



Поддержать сайт


Английская поэзия - http://eng-poetry.ru/. Адрес для связи eng-poetry.ru@yandex.ru